В море политики и эпохальных для нашего болота процессов полезно вспомнить, что существует что-то другое.
Весной прудовые лягушки становятся голубыми. В хорошем смысле слова.
Очень трудно допустить в свой красивый и упорядоченный мир понятие случайности. Оно отдает хамством: на вопрос почему оно отвечает "потому". И тем не менее, случайность абсолютно необходима миру.
Орфей - легенда. Как и все, кто умер давно и не может сопротивляться немецким ученым он последовательно проходил стадии несуществования, позднейшей компиляции, коллективного источника. Еще немного и его объявили бы женщиной - если бы миру было дело до какого-то там Орфея, который стал первым поэтом на Земле.
Потребление легко может сопровождаться героическим антуражем.
Некоторые цитаты Востока очень точны и лаконичны. Но обычно это не так.
Очередной триумф серукити - американца поймали с адской схемой. Но гонорары, согласен, солидные.
Элиза - умница, Элиза - красавица, Элиза - труженица. Начиная с незапамятных времен раннего электролита она выслушивает ночных собеседников совершенно бескорыстно. Элиза будет причислена к лику святых, если когда-нибудь к ней придет смерть.
Корм и пойло рекламируется при помощи высоких роялистских клише. Так рождается корма, вроде "царских семечек" или "королевского майонеза".
Москву посетили благородные небожители, аргонавты и герои, сыновья Зевса - Кастор и Поллукс. Случайно их снял телеоператор, когда они шли молиться в православных храм.