Давно пора навести порядок - и я как усталый патологоанатом беру реберный скальпель и иду в мертвяцкую. Моя цель - понять, почему я терпеть не могу поэзию Бродского. К сожалению, для того, чтобы это сделать, придется его прочитать. Это самое страшное. Но это - моя работа.
Новая цифровая фотография таит в себе некую опасность, которую мои магически-мыслящие неарийские мозги не могут игнорировать. Ведь цифровая фотография лишена радости старения вместе с оригиналом, лишена постепенного пути к забвению. Она может быть только удалена - или сохранена на веки.
Что делать, если человек умер? Достать дурную копию и она будет плясать совершенно... не так как оригинал, зато будет смешно и не грустно.
Мозг потребляет четверть всего, что человек съедает и выпивает. Если его удалить, или если он перестанет работать, то особь начинает быстро набирать вес за счет большей энергетической эффективности. Стрельба в Аризоне показала, что даже законодателю в США мозг не нужен. Ну, а остальное понятно...
Удивительное открытие совершил ученый Института Глобализма Павел Нурминен - Бернард Мэдофф - не более чем аватара Джорджа Вашингтона.
Писал, писал, да забыл ради чего я все это начал. Пришлось резко прощаться и заминать тему. Потом как-нибудь продолжу, если увижу достаточный интерес к вопросу.
Человек пообещал праздник, позвал всех, да так и не хватило ему духу, сделать все как того требует закон и обычай. Струсил короче.
Корова - не такое простое существо, как могут подумать безыскусные в мыслях граждане. Корова - философская машина и сырье для производства пуговиц в придачу. Не говоря уже о роли коровы в становлении - и дихотомическом делении - человечества.
В дремучем лесу Житомирской области я наткнулся на объявление о пропаже кота. Привожу результаты своего расследования и единственную версию произошедшего, которая может быть объявлена объяснением...
Лидерке изменило ее обычное чутье - в результате плакаты ее партии просто безобразны в своей презумпции грядущего поражения.